etoile_verte: (joker (Heath Ledger))

Как обычно, пока доберёшься от кровати до текстового текстового редактора, все формулировки испаряются.

Бывают ситуации, когда всякий раз мучительно выбираешь между, условно говоря, смертью или бесчестьем. Я всё ещё жива, потому что исправно выбирала бесчестье почти всегда. И у меня есть травмы с тех разов, которые почти никогда.

Например, на каком-нибудь спорте инструктор или иная авторитетная фигура при растяжке настойчиво предлагает потянуться ещё немного. Ему же виднее, он точно знает, ему надо доверять, да он прям гарантирует, что всё будет хорошо и круто. А у меня все мышцы и связки знают, что может быть на самом деле. Можно потянуть мышцу и около месяца её восстанавливать... это в школе было около месяца, а так я уже с полгода как потянула одну, сама того не заметив и безо всяких провокаций, и никак не верну её на место. Можно потянуть связки, и первый год заново учиться ходить. Опять же, это если в школьном возрасте. Такого со мной не было, только слышала из первых рук.

И всё это представляется очень явным и реальным, намного реальнее, чем непонятно на чём основанные обещания. А ещё я знаю откуда-то, с каких-то времён, которые я по малолетству даже не помню, что случись что — и это я была неблагоразумна, не рассчитала свои силы, позволила себя убедить, должна нести ответственность за своё здоровье и всё в таком духе. Я всегда это знала, и в зависимости от возраста, ситуации и глубины конфликта отказывалась, уходила, убегала, била трогающие меня руки или закатывала истерику. Всё что угодно, только не Это.

Такая ситуация мне до сих пор представляется совершенно безнадёжной. Никогда не бывает настолько нужно доказать чужую неправоту, чтобы калечить себя, а то и убивать. Никогда последовательный отказ слушаться не играет в мою пользу в глазах окружающих, а также этих уверенных, что всё будет хорошо. И я, конечно, знаю, что послушаться, огрести последствий и радоваться, что вот, я доказала, что не работает, — очень по-детски. Даже если бы и правда осознали, прислушались, приняли меры и больше не стали. Поэтому, как ни странно звучит, я благоразумно и рационально ухожу в глухой отказ. Мне хотелось бы, чтобы они перестали, но они не перестанут.

А кому-то, у кого всё хорошо и с обучаемостью, и с координацией, это всё равно покажется разгоном крокодилов, как в анекдоте.

etoile_verte: (joker)

Две недели или больше не читала ЖЖ и RSS. Сегодня прочитала то и другое, сходу вынесла полтора десятка фидов. Всё ещё не уверена, что хочу это делать и дальше. Сперва мне вынес мозг политический флэш-моб, потом он так же крышесносно схлынул, раз и всё, никогда уже не интересует ни политика, ни результаты взлелеянного митинга, а потом привычка к массовым недовольствам снова проявила себя, и возник новый массовый психоз, уже по совершенно ничтожному поводу. Моя крыша не так прочна, чтобы всё это выносить, правда-правда.

Я могла бы написать, что пишу это просто чтобы вы знали, где я, но вы наверняка даже не заметили, что меня нет, как не заметила бы я отсутствие любого из вас. Кроме того, недавно я поняла, насколько самоотмазывательным является заявление типа "я от тебя ничего не жду, я просто хочу, чтобы ты знал". Хочу-чтобы-знал... зачем знал? Чтобы что-то подумал, ощутил или сказал? Ага, значит, ничего не ждёшь, дорогуша... В общем, я не стану говорить, что ничего не жду, что не хочу, чтобы кто-то почувствовал себя плохо, стыдно или зло, прочитав мои излияния. Вообще-то я хочу, чтобы вы убились веником, дорогие любители массовых психозов, но знаю, что от моего хотения ничего не зависит, а то бы я поостереглась хотеть.

По сравнению с годом или двумя тому назад сейчас я отлично социализирована. Я неплохо переношу реальных людей, которые Внезапно недовольны, или чего-то от меня хотят, или пытаются заставить меня что-нибудь сделать. Я стала издалека видеть людей, которым свои травмы и защиты дороже родной матери, и вынужденное общение с ними для меня уже просто бой, а не попытка осчастливить всех и не умереть самой. Но вместе с этим мне стала вдруг знакома "метафора ложек", я обнаружила, что в некоторых аспектах у меня ресурсов куда меньше, чем мне казалось. Ужасно утомляет общение по делу, и каждый множественный обмен открытками проходит по этой категории. Если я отправила 10 открыток и написала письмо в пейпал, я уже не гожусь для того, чтобы позвонить врачу и договориться о встрече. Самое страшное в этом то, что так могло быть всегда, а я просто никогда не общалась по делу со столькими людьми за раз. Вещи, которые были всегда, страшны тем, что фиг его, может, они и будут всегда.

Кажется, я мысль потеряла. Так вот, на этом фоне мне очень не хочется тратить свои ресурсы на мышиные войны. И я сильно устала листать рсс и думать "Ну и ду-ура...", "Ой ду-ура!.." и прочие такие вещи. Это не дискриминация, просто чаще бывает в кулинарных, а там свой контингент. И всё меньше верится, что этот Интернет - тот самый, где я нашла много друзей, первично социализировалась и постоянно нахожу множество интересной информации. Может, это фальшивый Интернет. А может, пора переходить с кулинарных сообществ на признанные кулинарные книги.

Вот, написала. Теперь, когда я забуду, как всё было и зачем, всегда смогу перечитать.
P.S. Расставлять ссылки на ложки и прочее, а также перечитывать текст и ловить опечатки, я не буду, сегодня мне лень и совсем никого не жаль.

etoile_verte: (joker)

Ненавижу UPS. Ненавижу Amazon. Ненавижу таможню.

За вчерашний день я написала в саппорт какое-то огромное количество писем, и то потому, что в квартире нет городского телефона. Ответили все, кроме её величества таможни, чьи работники открыто отказываются признавать документами документы, которые им не нравятся.

В итоге на таможне лежит моя посылка, которая для удовлетворения всех их величеств должна слетать ещё разок в Штаты и обратно, причём туда она полетит только 13-го апреля.

Ожидаемый срок доставки — вчера. Неспособная доставить посылку международная курьерская служба никому не возвращает денег, а требует новых, за услуги по растаможке. Головной офис этой курьерской службы не решает проблем, возникших в региональных отделениях. Региональные отделения не влияют на работу таможни, но за небольшую плату могут убедить её, что все документы в порядке.

Становлюсь специалистом по кляузам...

etoile_verte: (joker)

Ненавижу UPS. Ненавижу Amazon. Ненавижу таможню.

За вчерашний день я написала в саппорт какое-то огромное количество писем, и то потому, что в квартире нет городского телефона. Ответили все, кроме её величества таможни, чьи работники открыто отказываются признавать документами документы, которые им не нравятся.

В итоге на таможне лежит моя посылка, которая для удовлетворения всех их величеств должна слетать ещё разок в Штаты и обратно, причём туда она полетит только 13-го апреля.

Ожидаемый срок доставки — вчера. Неспособная доставить посылку международная курьерская служба никому не возвращает денег, а требует новых, за услуги по растаможке. Головной офис этой курьерской службы не решает проблем, возникших в региональных отделениях. Региональные отделения не влияют на работу таможни, но за небольшую плату могут убедить её, что все документы в порядке.

Становлюсь специалистом по кляузам...

etoile_verte: (Default)
В прошлую субботу, 26-го марта, был день почтовой открытки, с чем можно поздравить всех причастных.
В этот же день умерла Диана Уинн Джонс, автор чудесных детских и не очень книг, в том числе обожаемого мной цикла о Крестоманси и обожаемого мной и много кем ещё Ходячего замка Хаула. К сегодняшнему дню я уже привыкла к этой мысли достаточно, чтобы написать этот пост.
etoile_verte: (Default)
В прошлую субботу, 26-го марта, был день почтовой открытки, с чем можно поздравить всех причастных.
В этот же день умерла Диана Уинн Джонс, автор чудесных детских и не очень книг, в том числе обожаемого мной цикла о Крестоманси и обожаемого мной и много кем ещё Ходячего замка Хаула. К сегодняшнему дню я уже привыкла к этой мысли достаточно, чтобы написать этот пост.
etoile_verte: (Default)

В честь праздника, и неважно чего, я хотела запечь курицу и приготовить вкусный торт сердечком.

По итогам дня курицу я превратила в тушёнку, испекла в микроволновке полусырой блинный десерт и поджарила там же пластиковый колпак, которым накрывают еду, а также обнаружила мобильник в работающей стиральной машине (детальки сохнут). Праздник удался. I just love it.

etoile_verte: (Default)

В честь праздника, и неважно чего, я хотела запечь курицу и приготовить вкусный торт сердечком.

По итогам дня курицу я превратила в тушёнку, испекла в микроволновке полусырой блинный десерт и поджарила там же пластиковый колпак, которым накрывают еду, а также обнаружила мобильник в работающей стиральной машине (детальки сохнут). Праздник удался. I just love it.

etoile_verte: (Default)
Беседа с человеком, который тебя понимает, обходится в 200 грн/час.
etoile_verte: (Default)
Беседа с человеком, который тебя понимает, обходится в 200 грн/час.
etoile_verte: (support)

Наверное, статистика такая же непостижимая вещь, как рекурсия. Или её понимаешь, или нет, а на первый взгляд кажется, что всё просто.

Даже когда запутаться не помогают журналисты, а они помогают, очень легко запутаться самому.

Мы бестрепетно путаем среднюю продолжительность жизни и математическое ожидание продолжительности жизни конкретного человека, того самого, которому уже 10, 18 или сорок (и ему не грозит умереть от внезапной младенческой смерти, синдрома Рея, на срочной службе в армии или, скажем, о сахарного диабета первого типа), которого не касается статистика смертей от наследственных заболеваний, которых у него нет, и в том возрасте, который он уже пережил. Статистика вообще не интересуется конкретными людьми.

Мы так же бестрепетно рассказываем, что ездить на автомобиле опаснее, чем летать на самолёте или ходить в горы.

Нам почему-то неважно, какой шанс выжить у попавшего в ДТП, а какой — у пассажира вошедшего в пике самолёта. Мы же понимаем, что очень разный, да?

В ДТП каждый день погибает множество людей. Куда меньшее количество, возможно, даже дробное, ежедневно погибает в горах, в полётах на сверхлёгких летательных аппаратах и при прочем экстриме — в том числе и потому, что их вообще значительно меньше. Но если мы занимаемся тем же экстримом, у нас большие шансы потерять кого-то, кого мы знаем лично. Или кого-то, о ком много слышали, но пока не довелось увидеться, и уже не доведётся. Кого-то, кто был молод, силён, прекрасен и хорош в своём мастерстве.

Это просто камень. Они просто падают.

etoile_verte: (support)

Наверное, статистика такая же непостижимая вещь, как рекурсия. Или её понимаешь, или нет, а на первый взгляд кажется, что всё просто.

Даже когда запутаться не помогают журналисты, а они помогают, очень легко запутаться самому.

Мы бестрепетно путаем среднюю продолжительность жизни и математическое ожидание продолжительности жизни конкретного человека, того самого, которому уже 10, 18 или сорок (и ему не грозит умереть от внезапной младенческой смерти, синдрома Рея, на срочной службе в армии или, скажем, о сахарного диабета первого типа), которого не касается статистика смертей от наследственных заболеваний, которых у него нет, и в том возрасте, который он уже пережил. Статистика вообще не интересуется конкретными людьми.

Мы так же бестрепетно рассказываем, что ездить на автомобиле опаснее, чем летать на самолёте или ходить в горы.

Нам почему-то неважно, какой шанс выжить у попавшего в ДТП, а какой — у пассажира вошедшего в пике самолёта. Мы же понимаем, что очень разный, да?

В ДТП каждый день погибает множество людей. Куда меньшее количество, возможно, даже дробное, ежедневно погибает в горах, в полётах на сверхлёгких летательных аппаратах и при прочем экстриме — в том числе и потому, что их вообще значительно меньше. Но если мы занимаемся тем же экстримом, у нас большие шансы потерять кого-то, кого мы знаем лично. Или кого-то, о ком много слышали, но пока не довелось увидеться, и уже не доведётся. Кого-то, кто был молод, силён, прекрасен и хорош в своём мастерстве.

Это просто камень. Они просто падают.

etoile_verte: (support)

Гинеколог — это такая разновидность психоаналитика.

К нему тоже ходят годами, чтобы лечиться, со смутной надеждой когда-нибудь вылечиться. И чем дольше ходишь, тем более запущенным себя чувствуешь и больше поводов для лечения находишь.

У него тоже специфическая профессиональная область, и годятся ему тоже не все пациенты: подходят только определённого пола и достаточно обеспеченные, чтобы не умереть от голода во время лечения.

Чем дальше, тем больше вы узнаёте о себе и тем меньше понимаете, что на самом деле чувствуете, что именно болит и с каких пор. В какой-то момент вы понимаете, что не знаете, болит сейчас или нет: вы забыли, а как это — не болеть.

Вы можете лечиться годами и не вылечиться — это нормально. Сам факт лечения будет непрерывно причинять неудобства и страдания. По ночам вы будете смотреть в невидимый потолок и думать, не ваша ли это вина, может быть, вы плохо работали над собой и недостаточно старательно лечились. А может быть, вам надо сменить специалиста. И вы понимаете, что новый специалист в лучшем случае начнёт всё сначала, а в худшем — ещё и переделает всё, что сделал предыдущий. Это помимо того, что объявит неправильным всё, что делал или говорил предыдущий специалист. И так пять раз подряд, ага. И каждый из них будет требовать абсолютного доверия, а рассказывать о причинах своих действий будет с большой неохотой и раздражением.

P. S. На самом деле этот пост не имеет отношения к психоаналитикам, т.к. я о них я только читала и никогда не встречала ни одного. Он о том, как мне хочется убить их всех и больше никогда не ходить в больницу.

etoile_verte: (support)

Гинеколог — это такая разновидность психоаналитика.

К нему тоже ходят годами, чтобы лечиться, со смутной надеждой когда-нибудь вылечиться. И чем дольше ходишь, тем более запущенным себя чувствуешь и больше поводов для лечения находишь.

У него тоже специфическая профессиональная область, и годятся ему тоже не все пациенты: подходят только определённого пола и достаточно обеспеченные, чтобы не умереть от голода во время лечения.

Чем дальше, тем больше вы узнаёте о себе и тем меньше понимаете, что на самом деле чувствуете, что именно болит и с каких пор. В какой-то момент вы понимаете, что не знаете, болит сейчас или нет: вы забыли, а как это — не болеть.

Вы можете лечиться годами и не вылечиться — это нормально. Сам факт лечения будет непрерывно причинять неудобства и страдания. По ночам вы будете смотреть в невидимый потолок и думать, не ваша ли это вина, может быть, вы плохо работали над собой и недостаточно старательно лечились. А может быть, вам надо сменить специалиста. И вы понимаете, что новый специалист в лучшем случае начнёт всё сначала, а в худшем — ещё и переделает всё, что сделал предыдущий. Это помимо того, что объявит неправильным всё, что делал или говорил предыдущий специалист. И так пять раз подряд, ага. И каждый из них будет требовать абсолютного доверия, а рассказывать о причинах своих действий будет с большой неохотой и раздражением.

P. S. На самом деле этот пост не имеет отношения к психоаналитикам, т.к. я о них я только читала и никогда не встречала ни одного. Он о том, как мне хочется убить их всех и больше никогда не ходить в больницу.

etoile_verte: (support)

Сегодня мне снился сон. Он с предысторией, как часто бывает с моими снами, потому придётся рассказать и её.

Как знают некоторые (думаю, мало кто) из вас, осенью 2007-го года у меня умер отец. Я не могу сказать, в каких мы с ним находились отношениях, потому что у нас никогда не было отношений, но я его не любила и даже боле того, и тому были причины. В контексте данного поста имеет смысл лишь то, что да, не любила, и да, не переживала утрату.

Через некоторое время мне снился сон, где я якобы снова приехала в родительский дом, и оказалось, что отец не умер. Или умер, но потом оказалось, что летаргический сон какой. То есть получалось, что всё было, и инсульт, и похороны, но... вот как-то и не было. Сон, что с него взять.

Сегодня мне снова снится, что я там, и отец мой жив, и что я там вполне сознательно. Мир это просто параллельный, и жизнь в нём тоже не райская. И вот проходит время, отцу уже, кажется, 71 год, у него случается приступ, сердцебиение ослабевает, мы с самой проводим срочные реанимационные работы. Она даёт мне прибор, вроде тонометра, и говорит нажимать грушей на грудь пациенту, сильно и часто, и следить, чтобы сердцебиение держалось на отметке 90 (я ещё во сне никак не могла понять, это сердцебиение или всё же давление). Я сперва нажимала слабо, она быстро показала мне, как надо, и я стала работать быстро-быстро, не глядя на шкалу прибора. И посмотрев на неё, когда стрелка была уже в красной зоне и показывала 600. Думаю, вы понимаете, что давление это или сердцебиение — совершенно неважно, когда стрелка показывает 600, и с жизнью это несовместимо.

Я потом спрашивала у мамы, что же это, это я его убила своими руками, она отвечала что-то невнятное, и я вроде бы понимала, что это всё, всё равно бы умер, невзирая ни на какие приборы. У меня было явное ощущение, что да, это я, вместе с одновременным ощущением, что всё равно бы не выжил.

И тогда я выхожу во двор, сижу на старом колесе от грузовика и смотрю на яркий летний день, и ко мне подходит Шу и зовёт на шашлыки, а я говорю ему, вот понимаешь, я совершила невозможное, я пробралась в этот параллельный мир, или даже создала его, и что я получила взамен? Убила, можно сказать, собственными руками. А потом я не помню, мне это сказал Шу, или я сама вдруг поняла, но в реальности он умер в 68 лет от инсульта, здесь в 71 непонятно от чего, возможно, того же, просто быстрее, а в другой реальности мог бы умереть в 45 от инфаркта, как умер Майк Бейкер, о котором я иногда плачу до сих пор. Почему-то меня это утешило, хотя, если подумать, никакого отношения к моим безответственным реанимационным предприятиям не имело, но кто же думает во сне?

Я проснулась с чётким ощущением, что смерть, как любовь или ненависть — это эмоция, что они на одной плоскости стоят, но перед смертью никакая ненависть, антипатия или неприязнь — ничто, ничто, ничто...

Мне не нравится это, это нелогично, что я теперь иногда вспоминаю отца и плачу, ведь я его презирала и считала и считаю плохим человеком, я пишу этот пост сквозь слёзы, и мне очень плохо, но... теперь я понимаю.

Я не любила его за то, каким он жил. Я плачу о том, что он умер.

etoile_verte: (support)

Сегодня мне снился сон. Он с предысторией, как часто бывает с моими снами, потому придётся рассказать и её.

Как знают некоторые (думаю, мало кто) из вас, осенью 2007-го года у меня умер отец. Я не могу сказать, в каких мы с ним находились отношениях, потому что у нас никогда не было отношений, но я его не любила и даже боле того, и тому были причины. В контексте данного поста имеет смысл лишь то, что да, не любила, и да, не переживала утрату.

Через некоторое время мне снился сон, где я якобы снова приехала в родительский дом, и оказалось, что отец не умер. Или умер, но потом оказалось, что летаргический сон какой. То есть получалось, что всё было, и инсульт, и похороны, но... вот как-то и не было. Сон, что с него взять.

Сегодня мне снова снится, что я там, и отец мой жив, и что я там вполне сознательно. Мир это просто параллельный, и жизнь в нём тоже не райская. И вот проходит время, отцу уже, кажется, 71 год, у него случается приступ, сердцебиение ослабевает, мы с самой проводим срочные реанимационные работы. Она даёт мне прибор, вроде тонометра, и говорит нажимать грушей на грудь пациенту, сильно и часто, и следить, чтобы сердцебиение держалось на отметке 90 (я ещё во сне никак не могла понять, это сердцебиение или всё же давление). Я сперва нажимала слабо, она быстро показала мне, как надо, и я стала работать быстро-быстро, не глядя на шкалу прибора. И посмотрев на неё, когда стрелка была уже в красной зоне и показывала 600. Думаю, вы понимаете, что давление это или сердцебиение — совершенно неважно, когда стрелка показывает 600, и с жизнью это несовместимо.

Я потом спрашивала у мамы, что же это, это я его убила своими руками, она отвечала что-то невнятное, и я вроде бы понимала, что это всё, всё равно бы умер, невзирая ни на какие приборы. У меня было явное ощущение, что да, это я, вместе с одновременным ощущением, что всё равно бы не выжил.

И тогда я выхожу во двор, сижу на старом колесе от грузовика и смотрю на яркий летний день, и ко мне подходит Шу и зовёт на шашлыки, а я говорю ему, вот понимаешь, я совершила невозможное, я пробралась в этот параллельный мир, или даже создала его, и что я получила взамен? Убила, можно сказать, собственными руками. А потом я не помню, мне это сказал Шу, или я сама вдруг поняла, но в реальности он умер в 68 лет от инсульта, здесь в 71 непонятно от чего, возможно, того же, просто быстрее, а в другой реальности мог бы умереть в 45 от инфаркта, как умер Майк Бейкер, о котором я иногда плачу до сих пор. Почему-то меня это утешило, хотя, если подумать, никакого отношения к моим безответственным реанимационным предприятиям не имело, но кто же думает во сне?

Я проснулась с чётким ощущением, что смерть, как любовь или ненависть — это эмоция, что они на одной плоскости стоят, но перед смертью никакая ненависть, антипатия или неприязнь — ничто, ничто, ничто...

Мне не нравится это, это нелогично, что я теперь иногда вспоминаю отца и плачу, ведь я его презирала и считала и считаю плохим человеком, я пишу этот пост сквозь слёзы, и мне очень плохо, но... теперь я понимаю.

Я не любила его за то, каким он жил. Я плачу о том, что он умер.

etoile_verte: (gloomy)

Если вы пытаетесь поделиться своим хорошим настроением, в итоге собеседник поделится с вами своим плохим. Возможно, законы термодинамики что-то и говорят на этот счёт, только я их не помню.

etoile_verte: (gloomy)

Если вы пытаетесь поделиться своим хорошим настроением, в итоге собеседник поделится с вами своим плохим. Возможно, законы термодинамики что-то и говорят на этот счёт, только я их не помню.

25/07/2006 23:36
etoile_verte: (gloomy)
— На всякий термик найдётся нисходняк, — шептал клубочек на полу. — На всякий термик найдётся нисходняк. На всякий термик найдётся нисходняк. На всякий термик…

25/07/2006 23:36
etoile_verte: (gloomy)
— На всякий термик найдётся нисходняк, — шептал клубочек на полу. — На всякий термик найдётся нисходняк. На всякий термик найдётся нисходняк. На всякий термик…
etoile_verte: (gloomy)

В глупых книгах, на которых я выросла, герой говорил однажды, что очень любит людей, и оттого ему иногда нужно побыть одному. Маленькая Солнышка, тогда ещё совсем не Солнышка, не понимала его, она терпеть не могла людей, они бывали интересны, но любить-то их за что?.. И одиночество было привычно, легко и любимо. И не сворачивало в клубок от желания ощутить рядом живое тепло. И даже кошки нет.

Её давно уже нет. Теперь есть я.

По дороге на концерт решила посидеть у того самого фонтана и почитать книгу… вы знаете, чтобы почитать бумажную книгу, мне надо непременно уехать из дома, и подальше. В этот раз я, по крайней мере, осталась в Москве.

Читать там вполне удобно, правда, в какой-то момент страницы книги стали совсем мокрыми, и пришлось бежать в мост. Все сидячие места, конечно же, заняты парочками. А я не решалась присесть на удобные чистые бортики, пока не увидела пару леди, что непринуждённо сидели на таком же. Позже какой-то студент присел на такой же, возможно, потому, что уже сидела я.

А снаружи очень странное небо, по цвету скорее затменное, только неба там нет… это тёмно-синие облака. И очередные целующиеся парочки на фоне… в книжку, скорее в книжку.

Когда приближалось время выхода, я поняла, что не пойду туда. Пусть менестрели поют без меня, а я не буду сидеть в этом зале одна, и не с кем поговорить перед и после, и некого подержать за руку. Мне грустно и одиноко, путник… и грусть никто не развеет. Просто хочу поговорить, издавая звуки и глядя в глаза. Начинаю забывать, как это делается.

etoile_verte: (gloomy)

В глупых книгах, на которых я выросла, герой говорил однажды, что очень любит людей, и оттого ему иногда нужно побыть одному. Маленькая Солнышка, тогда ещё совсем не Солнышка, не понимала его, она терпеть не могла людей, они бывали интересны, но любить-то их за что?.. И одиночество было привычно, легко и любимо. И не сворачивало в клубок от желания ощутить рядом живое тепло. И даже кошки нет.

Её давно уже нет. Теперь есть я.

По дороге на концерт решила посидеть у того самого фонтана и почитать книгу… вы знаете, чтобы почитать бумажную книгу, мне надо непременно уехать из дома, и подальше. В этот раз я, по крайней мере, осталась в Москве.

Читать там вполне удобно, правда, в какой-то момент страницы книги стали совсем мокрыми, и пришлось бежать в мост. Все сидячие места, конечно же, заняты парочками. А я не решалась присесть на удобные чистые бортики, пока не увидела пару леди, что непринуждённо сидели на таком же. Позже какой-то студент присел на такой же, возможно, потому, что уже сидела я.

А снаружи очень странное небо, по цвету скорее затменное, только неба там нет… это тёмно-синие облака. И очередные целующиеся парочки на фоне… в книжку, скорее в книжку.

Когда приближалось время выхода, я поняла, что не пойду туда. Пусть менестрели поют без меня, а я не буду сидеть в этом зале одна, и не с кем поговорить перед и после, и некого подержать за руку. Мне грустно и одиноко, путник… и грусть никто не развеет. Просто хочу поговорить, издавая звуки и глядя в глаза. Начинаю забывать, как это делается.

etoile_verte: (Default)

Я этого хотела: знать, что говорю и зачем. Знать, где в моих словах и поступках нить влияния, которой я не чувствую, а она, блин, есть. Теперь я её вижу, и оттого хочется забиться в уголок и молчать, и ничего не делать, только бы без нитей, без нитей.

Мне не хочется давать эту ссылку, потому что я вижу, на что она направлена. Мне не хочется писать об этом, потому что это тоже ради какой-то цели. Знали бы вы, как мне хочется сдохнуть, но это тоже послужило бы какой-то цели.

Я догадывалась об этом давно, но, пока цели выбирала я сама, меня это устраивало. Кто выбирает мои цели теперь — фиг поймёт. Я не хочу причинять вреда. За свою жизнь я помогла лишь тем депрессирующим людям, которых загнала в депру сама. Тоскиливо считать количество смыслов в каждом посте, и знать, что этот вот — с реальной целью.

Я долго училась принимать манипуляторов, потому что никак иначе. Я привыкла к ним. Но как привыкнуть к себе… ненавижу.

Окончательно перестала понимать, что такое это «самое дело». Хожу по улицам, улыбаюсь небу, слушаю любимую музыку и радуюсь. Иногда вокруг мелькает Полдень, тогда радуюсь ещё больше. Счастлива, несмотря на то, что меня достало жить. И всё ещё хочу летать… а жить не хочу.

etoile_verte: (Default)

Я этого хотела: знать, что говорю и зачем. Знать, где в моих словах и поступках нить влияния, которой я не чувствую, а она, блин, есть. Теперь я её вижу, и оттого хочется забиться в уголок и молчать, и ничего не делать, только бы без нитей, без нитей.

Мне не хочется давать эту ссылку, потому что я вижу, на что она направлена. Мне не хочется писать об этом, потому что это тоже ради какой-то цели. Знали бы вы, как мне хочется сдохнуть, но это тоже послужило бы какой-то цели.

Я догадывалась об этом давно, но, пока цели выбирала я сама, меня это устраивало. Кто выбирает мои цели теперь — фиг поймёт. Я не хочу причинять вреда. За свою жизнь я помогла лишь тем депрессирующим людям, которых загнала в депру сама. Тоскиливо считать количество смыслов в каждом посте, и знать, что этот вот — с реальной целью.

Я долго училась принимать манипуляторов, потому что никак иначе. Я привыкла к ним. Но как привыкнуть к себе… ненавижу.

Окончательно перестала понимать, что такое это «самое дело». Хожу по улицам, улыбаюсь небу, слушаю любимую музыку и радуюсь. Иногда вокруг мелькает Полдень, тогда радуюсь ещё больше. Счастлива, несмотря на то, что меня достало жить. И всё ещё хочу летать… а жить не хочу.

etoile_verte: (gloomy)
Великан, как обычно, поставил на стол перед ним два гигантских — по колено Эндеру — прозрачных стакана. И, тоже как обычно, налил в них жидкости разного цвета. Тут на компьютер грех было жаловаться — цвета никогда не повторялись, во всяком случае, Эндер такого не помнил. Сейчас в одном из стаканов была густая маслянистая жидкость. Содержимое второго шипело и дымилось.
— В одном — яд, а в другом — нет, — пропел Великан. — Угадай правильно, и я возьму тебя в Волшебную Страну.
Для того чтобы угадать, нужно было засунуть голову в один из стаканов и отхлебнуть. Он всегда ошибался. Иногда его голова просто растворялась. Иногда его охватывал огонь. Несколько раз он падал в стакан и тонул. Или падал на стол, зеленея и разлагаясь на ходу. Это было отвратительно, но Великан всегда смеялся.
Эндер знал, что все равно умрет, что бы ни выбрал. Это было жульничество, а не игра. После первой смерти его фигурка возникнет на столе Великана, чтобы угадывать снова. После второй его отбросит на холмы, на оползни. Затем — на мостик в саду. Потом — в мышиную норку. А потом, если он снова доберется до Великана и умрет, станет темно, по экрану побежит надпись: «Вольная Игра окончена», и он, Эндер, очнется на своей койке, усталый и дрожащий, и долго не сможет заснуть.

© Орсон Скотт Кард, «Игра Эндера»

Если в такой игре есть возможность выиграть, угадывать иногда, получать награду… она ещё более жестока. Привязывает, приучает. Иногда даже возникает надежда, что научишься играть и грок её логику. А там нечего грок, потому что логики нет.

Не нравится мне эта игра.

etoile_verte: (gloomy)
Великан, как обычно, поставил на стол перед ним два гигантских — по колено Эндеру — прозрачных стакана. И, тоже как обычно, налил в них жидкости разного цвета. Тут на компьютер грех было жаловаться — цвета никогда не повторялись, во всяком случае, Эндер такого не помнил. Сейчас в одном из стаканов была густая маслянистая жидкость. Содержимое второго шипело и дымилось.
— В одном — яд, а в другом — нет, — пропел Великан. — Угадай правильно, и я возьму тебя в Волшебную Страну.
Для того чтобы угадать, нужно было засунуть голову в один из стаканов и отхлебнуть. Он всегда ошибался. Иногда его голова просто растворялась. Иногда его охватывал огонь. Несколько раз он падал в стакан и тонул. Или падал на стол, зеленея и разлагаясь на ходу. Это было отвратительно, но Великан всегда смеялся.
Эндер знал, что все равно умрет, что бы ни выбрал. Это было жульничество, а не игра. После первой смерти его фигурка возникнет на столе Великана, чтобы угадывать снова. После второй его отбросит на холмы, на оползни. Затем — на мостик в саду. Потом — в мышиную норку. А потом, если он снова доберется до Великана и умрет, станет темно, по экрану побежит надпись: «Вольная Игра окончена», и он, Эндер, очнется на своей койке, усталый и дрожащий, и долго не сможет заснуть.

© Орсон Скотт Кард, «Игра Эндера»

Если в такой игре есть возможность выиграть, угадывать иногда, получать награду… она ещё более жестока. Привязывает, приучает. Иногда даже возникает надежда, что научишься играть и грок её логику. А там нечего грок, потому что логики нет.

Не нравится мне эта игра.

etoile_verte: (hisoka)

Чёрные снежинки в глазах, стая незнакомых людей, чьё-то лицо, в котором не хватает нескольких пикселей… Это ещё не конец.

Конец — это когда понимаешь, что никуда отсюда не деться. Не пройти половину Москвы пешком, не сесть в метро, потому что и так снежинки перед глазами, предвестники полуобморочного состояния, ничего-ничего не сделать. Только смотреть в честные глаза, проклинать всё на свете и понимать, что и не объяснить ничего тоже, что всё как всегда, что «Мне плохо…» — моя любимая шутка, старая и уже несмешная, никто не улыбнётся даже, но и серьёзно воспринимать тоже не станет. А на «Не люблю толпы» можно смело забить, ага.

Вы спросите, было ли что-то хорошее? Несомненно. Насколько я запомнила, меня никто не сфотографировал, чистота тайны соблюдена, хотя какие там тайны, при такой своре полузнакомых людей?
//да будьте же прокляты, прокляты, прокляты...

Ты ведь сама виновата, Ясена. Выпустила поводок из рук, позволила решить за тебя, разумеется, наименее удобным образом. И кому какое дело, что ты считала минуты по дороге обратно, что помнишь каждую из 39-ти, что на каждом шагу боялась, что подогнутся ноги, и брела, как зверь к берлоге — зализывать раны и копить злость?
//сама виновата! получай, получай!

Впрочем, если бы не одно (вернее, один) обстоятельство, я бы села в снег и сдохла на месте. Прямо как героиня песни Annachie Gordon, но у той хотя бы был красивый идеал.

Знаете, надоело мне быть попугайчиком, которого может задушить всякий жаждущий «погладить птичку» ребёнок. Когда-нибудь у них всё же получится, а мне обязательно надо прожить ещё 2 года и 4 месяца.

etoile_verte: (hisoka)

Чёрные снежинки в глазах, стая незнакомых людей, чьё-то лицо, в котором не хватает нескольких пикселей… Это ещё не конец.

Конец — это когда понимаешь, что никуда отсюда не деться. Не пройти половину Москвы пешком, не сесть в метро, потому что и так снежинки перед глазами, предвестники полуобморочного состояния, ничего-ничего не сделать. Только смотреть в честные глаза, проклинать всё на свете и понимать, что и не объяснить ничего тоже, что всё как всегда, что «Мне плохо…» — моя любимая шутка, старая и уже несмешная, никто не улыбнётся даже, но и серьёзно воспринимать тоже не станет. А на «Не люблю толпы» можно смело забить, ага.

Вы спросите, было ли что-то хорошее? Несомненно. Насколько я запомнила, меня никто не сфотографировал, чистота тайны соблюдена, хотя какие там тайны, при такой своре полузнакомых людей?
//да будьте же прокляты, прокляты, прокляты...

Ты ведь сама виновата, Ясена. Выпустила поводок из рук, позволила решить за тебя, разумеется, наименее удобным образом. И кому какое дело, что ты считала минуты по дороге обратно, что помнишь каждую из 39-ти, что на каждом шагу боялась, что подогнутся ноги, и брела, как зверь к берлоге — зализывать раны и копить злость?
//сама виновата! получай, получай!

Впрочем, если бы не одно (вернее, один) обстоятельство, я бы села в снег и сдохла на месте. Прямо как героиня песни Annachie Gordon, но у той хотя бы был красивый идеал.

Знаете, надоело мне быть попугайчиком, которого может задушить всякий жаждущий «погладить птичку» ребёнок. Когда-нибудь у них всё же получится, а мне обязательно надо прожить ещё 2 года и 4 месяца.

etoile_verte: (asuka)

Стоило назвать депру по имени, как она гнусно погибла, а я теперь танцую на её могиле. Всё больше не плохо, невозможно радует изображение в зеркале (ну как можно ботать, леди фотограф, когда тут бегаю такая замечательная я?!), у меня полнейший передоз кавая и эстетики. А значит, можно опять причинять всем добро и делать всяческие милые гадости %)

Да, я понимаю, что это — тоже перепад настроения. Но эйфория для меня куда естественнее и тоски, и равнодушия, хотя бы если посчитать, какую часть времени я в ней блаженно пребываю :)

А потому, изучив список народа, с которым поругалась (длинный... сильна, нечего сказать!) заполнив ванную запахом ананаса (гель), побрызгавшись малиной (туалетная вода), бегу мириться ;)))

P.S. У вас есть ещё пара минут, чтобы сбежать!
depra

etoile_verte: (asuka)

Стоило назвать депру по имени, как она гнусно погибла, а я теперь танцую на её могиле. Всё больше не плохо, невозможно радует изображение в зеркале (ну как можно ботать, леди фотограф, когда тут бегаю такая замечательная я?!), у меня полнейший передоз кавая и эстетики. А значит, можно опять причинять всем добро и делать всяческие милые гадости %)

Да, я понимаю, что это — тоже перепад настроения. Но эйфория для меня куда естественнее и тоски, и равнодушия, хотя бы если посчитать, какую часть времени я в ней блаженно пребываю :)

А потому, изучив список народа, с которым поругалась (длинный... сильна, нечего сказать!) заполнив ванную запахом ананаса (гель), побрызгавшись малиной (туалетная вода), бегу мириться ;)))

P.S. У вас есть ещё пара минут, чтобы сбежать!
depra

etoile_verte: (Night)

Не люблю перепады настроения. Уж очень они… перепадучие. Внижней точки замысловатой траектории оно совершенно ужасно. Обычно я в это время с кем-то ссорюсь, причём не с одним человеком, ибо депрессирующая я не люблю лишних усилий.

На этот раз я, кажется, несколько перевыполнила норму. Состояние никуда не делось, а потому что-то менять, мириться там т.п., желания нет. Ну что же, у меня есть множество книг и полный интернет тех, которых у меня ещё нет. Когда-нибудь это всё пройдёт, я заново вспомню, что такое это разумное-доброе и вечное, а пока… пока мне пофиг.

Если есть сказать чего умного, говорить можно. За бессмысленные сожаления гладить по головке не буду. И сыра лишу.
depra

etoile_verte: (Night)

Не люблю перепады настроения. Уж очень они… перепадучие. Внижней точки замысловатой траектории оно совершенно ужасно. Обычно я в это время с кем-то ссорюсь, причём не с одним человеком, ибо депрессирующая я не люблю лишних усилий.

На этот раз я, кажется, несколько перевыполнила норму. Состояние никуда не делось, а потому что-то менять, мириться там т.п., желания нет. Ну что же, у меня есть множество книг и полный интернет тех, которых у меня ещё нет. Когда-нибудь это всё пройдёт, я заново вспомню, что такое это разумное-доброе и вечное, а пока… пока мне пофиг.

Если есть сказать чего умного, говорить можно. За бессмысленные сожаления гладить по головке не буду. И сыра лишу.
depra

15/02/2006 13:14
etoile_verte: (sanzo)

День-когда-всем-на-тебя-забить прожит. Пролито энное киличество слёз, попорчены свои и чужие нервы. Всё как обычно, в общем. Праздник же, ага.
depra

15/02/2006 13:14
etoile_verte: (sanzo)

День-когда-всем-на-тебя-забить прожит. Пролито энное киличество слёз, попорчены свои и чужие нервы. Всё как обычно, в общем. Праздник же, ага.
depra

etoile_verte: (Night)

А можно посмотреть на это же с другой стороны, и все нелюбители трансторта просто строго территториальны и слегка клаустрофобы. Я лично метро очень люблю, но я же агорафоб немножко, и мне уютно на полу-за шкафом-укрывшись пледом-в наушниках-уткнувшись в книжку. Ещё мне уютно в маленьких комнатках, на деревьях, подоконниках, в ненастье, едва выглядывая из-под капюшона. А в поле мне неуютно, сразу хочется забраться на дерево, а уж сравнивать себя с миром по размеру мне и вовсе в голову не пришло бы. Огромный? А как же! Но не сравниваю.



И ещё третье, чтобы совсем уж запутать.

Какая, в сущности, разница, клаустрофобы или агорафобы, всё равно последние скоро вымрут, и метро закроют, а туннели заполнит песок и подземные воды, но транспорт всё равно будет нужен, а потому новое метро будет в воздухе, лёгким и прозрачным, и совершенно не будет шуметь, и людей там будет нести потоком воздуха, так что каждый летит один-одинёшенек, даром что вокруг таких же полно.

И мне не жаль совсем, вот только это метро, даже лёгкое и прозрачное, закроет собой небо.
depra, reasoning, metro

etoile_verte: (Night)

А можно посмотреть на это же с другой стороны, и все нелюбители трансторта просто строго территториальны и слегка клаустрофобы. Я лично метро очень люблю, но я же агорафоб немножко, и мне уютно на полу-за шкафом-укрывшись пледом-в наушниках-уткнувшись в книжку. Ещё мне уютно в маленьких комнатках, на деревьях, подоконниках, в ненастье, едва выглядывая из-под капюшона. А в поле мне неуютно, сразу хочется забраться на дерево, а уж сравнивать себя с миром по размеру мне и вовсе в голову не пришло бы. Огромный? А как же! Но не сравниваю.



И ещё третье, чтобы совсем уж запутать.

Какая, в сущности, разница, клаустрофобы или агорафобы, всё равно последние скоро вымрут, и метро закроют, а туннели заполнит песок и подземные воды, но транспорт всё равно будет нужен, а потому новое метро будет в воздухе, лёгким и прозрачным, и совершенно не будет шуметь, и людей там будет нести потоком воздуха, так что каждый летит один-одинёшенек, даром что вокруг таких же полно.

И мне не жаль совсем, вот только это метро, даже лёгкое и прозрачное, закроет собой небо.
depra, reasoning, metro

etoile_verte: (catherine)

… а где-то опять ненавидят метро. Опять называют людей толпой, быдлом и человечеством, опять высматривают в них какие-то воображаемые «особые» недостатки. Ах-ах, как же мы ненавидим общественный транспорт, мы лучше в пробках выспимся, не забыв оттопырить пальчики.

А где-то живут люди, которым легко. Легко отпустить дверь метро в чьё-то лицо. Легко в эту секунду улыбаться, а в следующую оскорблять. Легко вырывать воздух для дыхания из чужих лёгких.

А у кого-то снова высохли и помутнели линзы, а потому проклятый организм вспомнил о своём любимом способе их очищать.

Да, это моя версия вот такого поста.
depra, metro

etoile_verte: (catherine)

… а где-то опять ненавидят метро. Опять называют людей толпой, быдлом и человечеством, опять высматривают в них какие-то воображаемые «особые» недостатки. Ах-ах, как же мы ненавидим общественный транспорт, мы лучше в пробках выспимся, не забыв оттопырить пальчики.

А где-то живут люди, которым легко. Легко отпустить дверь метро в чьё-то лицо. Легко в эту секунду улыбаться, а в следующую оскорблять. Легко вырывать воздух для дыхания из чужих лёгких.

А у кого-то снова высохли и помутнели линзы, а потому проклятый организм вспомнил о своём любимом способе их очищать.

Да, это моя версия вот такого поста.
depra, metro

22/01/2006 19:43
etoile_verte: (catherine)

Сижу, грызу оторванные от косички пряди, обнимаю билет на Белую гвардию в пятницу и плачу. Руками не трогать, остальными частями тела тоже.
depra

22/01/2006 19:43
etoile_verte: (catherine)

Сижу, грызу оторванные от косички пряди, обнимаю билет на Белую гвардию в пятницу и плачу. Руками не трогать, остальными частями тела тоже.
depra

Profile

etoile_verte: (Default)
etoile_verte

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags